Глава 17

Online-библиотека



Глава 17

• Сомерсет Моэм •
• Театр •
• Глава 17 •



Майкл гордился своим чувством юмора. Вечером в воскресенье, на
следующий день после разговора с Долли, он вошел в комнату Джулии в то
время, как она одевалась. Они собирались в кино после раннего ужина.
- Кто идет, кроме Чарлза? - спросил он.
- Я не смогла никого найти и позвала Тома.
- Прекрасно. Я хотел его видеть.
Майкл засмеялся при мысли о шутке, которую он для них припас. Джулия с
удовольствием предвкушала ожидающий их вечер. В кино она сядет между
Чарлзом и Томом, и тот не выпустит ее руки, в то время как она будет
вполголоса болтать с Чарлзом. Дорогой Чарлз, как мило с его стороны
столько лет так преданно ее любить; она в лепешку расшибется, чтобы быть
ему приятной. Чарлз и Том приехали вместе. Том в первый раз надел новый
смокинг, и они с Джулией обменялись украдкой взглядом; в его глазах было
удовольствие, в ее - восхищение.
- Ага, попался, молодой человек, - весело сказал Майкл, потирая руки, -
а знаешь, что я о тебе слышал? Я слышал, что ты компрометируешь мою жену.
Том испуганно взглянул на него и залился краской. Привычка краснеть
страшно его угнетала, но отучиться от нее он не мог.
- О, господи! - воскликнула весело Джулия. - Как чудесно! Всю жизнь
мечтала, чтобы кто-нибудь меня скомпрометировал! Кто тебе рассказал,
Майкл?
- Сорока на хвосте принесла, - лукаво ответил он.
- Что ж. Том, если Майкл со мной разведется, знаешь, тебе придется
жениться на мне.
Чарлз улыбнулся добрыми грустными глазами.
- Что вы такое натворили, Том? - спросил он.
Чарлз держался нарочито серьезно; Майкл, которого забавляло явное
смущение Тома, шутливо; Джулия, хотя внешне разделяла их веселье, была
настороже.
- Оказывается, юный распутник водит Джулию по ночным клубам, в то время
как ей давно пора "бай-бай".
Джулия завопила от восторга.
- Ну как, Том, признаемся или будем начисто все отрицать?
- И знаете, что я сказал этой сороке, - прервал ее Майкл, - я сказал:
до тех пор, пока Джулия не тащит меня в ночные клубы...
Джулия перестала прислушиваться к его словам. Долли, подумала она и,
как ни странно, употребила те же самые два слова, что и Майкл. Объявили,
что ужин подан, и их веселая болтовня обратилась к другим предметам. Но
хотя Джулия принимала в ней живейшее участие, хотя, судя по ее виду, она
уделяла гостям все свое внимание и даже с величайшим интересом выслушала
одну из театральных историй Майкла, которую слышала по меньшей мере
двадцать раз, все это время она вела про себя оживленную беседу с Долли.
Долли все больше и больше съеживалась от страха, пока Джулия говорила ей,
что именно она о ней думает.
"Вы, старая корова, - сказала она Долли. - Кто вам позволил совать нос
в мои дела? Молчите. Не пытайтесь оправдываться. Я знаю слово в слово, что
вы сказали Майклу. Этому нет оправдания. Я думала, вы мне друг. Думала - я
могу на вас положиться. Ну, теперь конец. Больше я вас знать не хочу. Ни
за что. Думаете, мне очень нужны ваши вонючие деньги? И не пытайтесь
говорить, что не имели в виду ничего дурного. Да что бы вы были, если бы
не я, хотела бы я знать? Если вы хоть кому-нибудь известны, если что-то и
представляете собой, так только потому, что случайно знакомы со мной.
Благодаря кому все эти годы ваши приемы имели такой успех? Думаете, люди
приходили любоваться на вас? Они приходили посмотреть на меня. Все.
Конец".
По правде сказать, это был скорее монолог, чем диалог.
Позже, в кино, она сидела рядом с Томом, как и собиралась, и держала
его за руку, но рука казалась на редкость безжизненной. Как рыбий плавник.
Видно, его встревожили слова Майкла, и теперь он сидит и думает о них. Как
бы улучить минутку и остаться с ним наедине? Она сумела бы его успокоить.
В конце концов никто, кроме нее, не выпутался бы из положения с таким
блеском. Апломб - вот точное слово. Интересно все-таки, что именно Долли
сказала Майклу. Надо будет узнать. Майкла спрашивать не годится, еще
подумает, что она придала какое-то значение его словам; надо узнать у
самой Долли. Пожалуй, не стоит ссориться с ней. Джулия улыбнулась при
мысли, какую сцену она разыграет с Долли. Она будет со старой коровой сама
нежность, она подластится к ней и выспросит все, та и не догадается, как
она, Джулия, на нее сердита. Любопытно все-таки... Ее прямо мороз по коже
пробрал при мысли, что о ней болтают. В конце концов, если она не может
поступать как хочет, кто тогда может? Ее личная жизнь никого не касается.
Однако, если люди начнут над ней смеяться, хорошего будет мало. Интересно,
что выкинет Майкл, если узнает правду? Не очень-то ему удобно будет с ней
развестись и оставаться ее антрепренером. Самое умное с его стороны было
бы закрыть глаза, но в некоторых отношениях Майкл - человек странный:
нет-нет да и вспоминает, что его, родитель - полковник, и начинает
изображать из себя бог весть что. Он вполне может вдруг сказать: пропади
оно все пропадом, я должен поступить как джентльмен. Мужчины такие дураки,
они способны наплевать в собственный колодец. Конечно, она не очень-то и
расстроится. Поедет на гастроли в Америку на год или два, пока скандал не
затихнет, а потом найдет себе нового антрепренера. Но это такая докука! И
потом, у них есть Роджер, об этом тоже нельзя забывать; он так станет
переживать, бедный ягненочек, все это будет для него так унизительно.
Нечего закрывать глаза: она будет крайне глупо выглядеть, разводясь в ее
возрасте из-за мальчишки двадцати трех лет. Конечно, замуж она за Тома не
выйдет, на это у нее достанет ума. А Чарлз женится на ней? Джулия
обернулась и посмотрела в полумраке на его аристократический профиль. Он
безумно любит ее уже много лет, он - один из тех великодушных галантных
идиотов, которых женщины запросто обводят вокруг пальца; возможно, он не
откажется выступать в суде в роли соответчика при расторжении брака вместо
Тома. Это был бы прекрасный выход. Леди Чарлз Тэмерли. Звучит неплохо.
Возможно, она и правда была несколько безрассудна. Она всегда следила,
чтобы ее никто не заметил, когда шла к Тому, но ее мог увидеть кто-нибудь
из шоферов по пути туда или обратно и вообразить невесть что. У таких
людей всегда только непристойности на уме. Что до ночных клубов, она с
радостью ходила бы с Томом в тихие местечки, где бы их никто не увидел, но
он не хотел. Он любил, чтобы была куча народу, ему нравилось вращаться
среди элегантных людей, на них посмотреть и себя показать. Он хотел, чтобы
их видели вместе.
"Черт подери! - сказала себе Джулия. - Черт подери! Черт подери!"
Да, вечер в кино оказался далеко не таким приятным, как она ожидала.

 

Информационный поиск по сайту

Искать на сайте в разделах:
Психология Этикет Имена Статьи Блоги Афоризмы Книги Красота и здоровье
 

Знакомства в городе

случайный выбор (познакомиться в городах)