Глава 16

Online-библиотека



Глава 16

• Сомерсет Моэм •
• Театр •
• Глава 16 •



Ссора, каким-то непонятным образом, сломав разделявший их барьер,
сблизила Джулию и Тома еще больше. Том не так сильно сопротивлялся, как
она ожидала, когда она снова подняла вопрос о квартире. Казалось, после их
примирения, взяв обратно ее подарки и согласившись забыть о долге, он
сделался глух к угрызениям совести. Как увлекательно было обставлять
квартиру! Жена шофера убирала ее и готовила Тому завтрак. У Джулии были
свои ключи, и иногда она заходила туда и сидела в гостиной, поджидая Тома
из конторы. Раза три в неделю они ужинали где-нибудь вместе, танцевали и
возвращались на такси к нему. Эта осень была для Джулии очень счастливой.
Пьеса, которая тогда шла, имела успех. Джулия чувствовала себя энергичной
и молодой. Роджер должен был приехать к рождеству, но дома он собирался
провести всего две недели, а затем поехать в Вену. Джулия понимала, что он
опять завладеет Томом, и решила не расстраиваться по этому поводу. Юность
естественно тяготеет к юности, и нет никаких причин волноваться, если в
течение нескольких дней мальчики будут так поглощены друг другом, что Том
и думать забудет о ней. Теперь она крепко держала его. Он гордился тем,
что он ее любовник, это придавало ему уверенности в себе. Ему льстило быть
так близко знакомым со многими более или менее высокопоставленными
особами, а это было для него возможно только через нее. Тому страшно
хотелось вступить в хороший клуб, и Джулия подготавливала для этого почву.
Чарлз никогда ни в чем ей не отказывал, и она не сомневалась, что если
взяться за дело тактично, она уговорит его, и он предложит Тома в члены
одного из своих клубов. Тратить свободно деньги также было для Тома новым
и восхитительным ощущением; Джулия потворствовала его расточительности.
Она вбила себе в голову, что он привыкнет к такому образу жизни и поймет,
что без нее ему просто не обойтись.
"Понятно, это не может длиться вечно, - убеждала она себя, - но когда
все кончится, ему будет о чем вспомнить. И это так много ему даст! Это
сделает из него настоящего мужчину".
Но хотя Джулия говорила себе, что их связь не может длиться вечно, на
самом деле она не понимала, почему бы и нет. Со временем Том повзрослеет и
постареет, и разница между ними не будет такой уж большой. Через десять -
пятнадцать лет он не будет так молод, а она стареть не собирается. Им было
очень хорошо вместе. Мужчины - рабы привычек, это помогает женщинам их
удержать. Джулия не чувствовала себя старше его и на день, и конечно же,
сам он и не вспоминает о разнице их лет. Правда, был один момент, когда ее
охватило по этому поводу некоторое беспокойство. Том причесывался у
туалетного столика. Джулия, в чем мать родила, лежала на его постели в
позе тициановской Венеры, которую как-то видела в одном загородном доме.
Она чувствовала, что представляет собой прелестную картину, и, абсолютно
убежденная в этом, не меняла положения. Она была счастлива и
удовлетворена.
"Как в настоящем любовном романе", - думала она, и быстрая легкая
улыбка порхала на ее губах.
Том заметил ее отражение в зеркале, повернулся и, не говоря ни слова,
быстрым движением натянул на нее простыню. Хотя она одарила его нежной
улыбкой, внутри у нее все перевернулось. В чем дело - он боится, что она
простудится, или, по присущей всем англичанам стыдливости, шокирован ее
наготой? А вдруг теперь, когда его юношеское вожделение удовлетворено, ему
просто противно глядеть на ее стареющее тело? Вернувшись домой, Джулия
вновь разделась догола перед трюмо и подвергла себя внимательному осмотру.
Она решила не щадить себя. Она посмотрела на шею - никаких следов ее
возраста, особенно если держать повыше подбородок. Грудь у нее маленькая и
упругая, совсем девичья. Живот плоский, бедра неширокие, жира на них самая
малость, да и у кого его нет; можно приказать мисс Филиппе, чтобы она
согнала его совсем. Никто не скажет, что у нее нехороши ноги: длинные,
стройные, прекрасной формы. Джулия провела руками по всему телу; кожа как
атлас, ни пятнышка, ни шрама. Конечно, под глазами уже прорезалось
несколько морщинок, но нужно очень пристально вглядываться, чтобы их
заметить; говорят, существует пластическая операция, при помощи которой
можно от них избавиться, надо будет разузнать. К счастью, она совсем не
седеет, как хорошо ни покрасишь волосы, от крашеных волос грубеет лицо; у
нее они до сих пор сохранили свой сочный темно-каштановый цвет. Зубы тоже
в полном порядке.
"Излишняя скромность, вот что это было, только и всего".
Однако с того дня Джулия старалась держать себя соответственно понятиям
Тома о благопристойности.
У Джулии была такая прочная репутация, что она считала: ей нечего
бояться показываться с Томом в публичных местах. Для нее было внове
посещать ночные клубы, она наслаждалась этими вылазками, и хотя никто
лучше нее не знал, что, где бы она ни появилась, она привлекает к себе
внимание, Джулии и в голову не приходило, что такая перемена в ее
привычках может вызвать в городе толки. Имея за спиной двадцать лет
супружеской верности - Джулия, естественно, не принимала в расчет испанца,
такой инцидент мог произойти с кем угодно, - она была убеждена, что никто
и на миг не вообразит, будто у нее роман с мальчиком, который годится ей в
сыновья. Она не подумала, что сам Том не всегда ведет себя достаточно
осмотрительно. Она не подумала также, что ее собственные глаза, когда они
с Томом танцуют, выдают ее с головой. Джулия считала, что она - выше
подозрений, ей было невдомек, что о ней уже начинают судачить.
Когда сплетни достигли ушей Долли де Фриз, та только расхохоталась. По
просьбе Джулии она приглашала Тома к себе на приемы и раза два звала в
свой загородный дом на уик-энд, но она никогда не обращала на него
внимания. Славный мальчик, удобный телохранитель для Джулии, когда Майкл
занят, но абсолютный нуль. Один из тех людей, которых никто не замечает,
чьего лица не можешь вспомнить на следующий день. Человек, которого зовут
в последний момент на обед, если не хватает кавалера. Джулия со смехом
называла его "мой поклонник" или "мой воздыхатель"; вряд ли она говорила
бы о нем так спокойно, так откровенно, если бы между ними что-нибудь было.
К тому же Долли знала, что для Джулии существуют только двое мужчин -
Майкл и Чарлз Тэмерли. Но, конечно, странно - всю жизнь заботиться о своей
репутации и вдруг зачастить в ночные клубы. Три-четыре раза в неделю, не
реже. Долли редко видела Джулию в последнее время и, сказать по правде,
была несколько задета ее невниманием. У Долли было много друзей в
театральном мире, и она стала осторожно их расспрашивать. Ей крайне не
понравилось то, что она услышала. Она не знала, что и думать. Одно было
очевидно: Джулия не подозревает, какие вещи о ней говорят. Кто-то должен
ей об этом сказать. У самой Долли не хватит на это смелости. Даже после
стольких лет знакомства Долли ее немного побаивалась. Джулия была женщина
уравновешенная, и, хотя язык ее частенько бывал резким и даже грубым, мало
что могло вывести ее из себя. Однако было в ней что-то, пресекающее всякую
фамильярность; казалось, если зайдешь с ней слишком далеко, горько потом
раскаешься. Но надо же что-то сделать! Целых две недели Долли тревожно
обдумывала этот вопрос. Она постаралась забыть о своей уязвленной гордости
и рассматривать его только с точки зрения того, что полезно или вредно для
репутации самой Джулии. Наконец она пришла к заключению, что поговорить с
Джулией должен Майкл. Долли он никогда не нравился, но в конце концов он
муж, ее долг рассказать ему, чтобы он пресек то, что происходит, неважно
даже - что.
Долли позвонила Майклу и условилась встретиться с ним в театре. Майкл
любил Долли не больше, чем она его, хотя и по другой причине, и, услышав,
что она хочет его видеть, чертыхнулся. Его бесило, что ему так и не
удалось убедить ее продать свой пай, и любое ее предложение он считал
недопустимым вмешательством.
Но когда Долли провели к нему в кабинет, он встретил ее с
распростертыми объятиями и поцеловал в обе щеки.
- Располагайтесь поудобнее, будьте как дома. Заглянули посмотреть,
продолжает ли фирма загребать для вас дивиденды?
Долли де Фриз уже стукнуло шестьдесят. Она сильно растолстела, и ее
лицо с крупным носом и полными красными губами казалось больше натуральной
величины. Было что-то неуловимо мужское в покрое ее черного атласного
платья, но на шее у нее висела двойная нитка жемчуга, на поясе сверкала
бриллиантовая пряжка, другая красовалась на шляпе. Коротко стриженные
волосы были выкрашены в густой рыжий цвет. Губы и ногти были пунцовые.
Говорила она громко, низким гортанным голосом; когда приходила в
возбуждение, слова обгоняли Друг друга и обнаруживался еле заметный акцент
кокни.
- Майкл, меня очень расстраивает Джулия.
Майкл - как всегда, безупречный джентльмен - слегка поднял брови и сжал
тонкие губы. Он не собирался обсуждать свою жену даже с Долли.
- Мне кажется, она заходит слишком далеко. Не понимаю, что на нее
нашло. Все эти вечеринки, на которые она зачастила... Ночные клубы и
всякое такое... В конце концов она уже не так молода, она может
переутомиться.
- Ерунда. Она здорова, как лошадь, и прекрасно себя чувствует. Она уже
давно не выглядела так молодо. Неужели вам жалко, если она немного
повеселится, когда закончит свою работу? Роль, которую она сейчас играет,
не забирает ее всю целиком, я очень рад, что ее еще хватает на
развлечения, это показывает, сколько в ней жизненной силы.
- Она никогда раньше не увлекалась такими вещами. Странно, право, что
она вдруг полюбила танцевать допоздна, да еще в ужасной духоте.
- Для нее это единственная физическая разрядка. Нельзя же ожидать, что
она наденет шорты и побежит вместе со мной по парку.
- Я думаю, вам следует знать, что о ней уже начинают чесать языки. Это
сильно вредит ее репутации.
- Что вы хотите этим сказать, черт подери?
- Ну, что просто нелепо в ее годы ходить повсюду с молоденьким
мальчиком. Это, естественно, бросается всем в глаза.
С минуту Майкл глядел на Долли недоуменным взглядом, когда же до него
дошел наконец смысл ее слов, он разразился громким смехом.
- С Томом? Не говорите глупостей, Долли.
- Это не глупости. Я знаю, о чем говорю. Когда женщина пользуется такой
известностью, как Джулия, и ее все время видят с одним и тем же мужчиной,
люди начинают болтать.
- Но Том такой же друг мне, как и ей. Вы прекрасно знаете, что я не
могу водить Джулию на танцы. Мне нужно вставать каждое утро ровно в
восемь, чтобы успеть перед работой сделать свой моцион. Полагаю, я
как-никак научился разбираться в людях, пробыв в театре тридцать лет. Том
- типичный английский юноша, чистый, честный, даже можно сказать - в своем
роде джентльмен. Я не спорю, он обожает Джулию, мальчики его возраста
часто думают, что они влюблены в женщину старше себя; вряд ли это причинит
ему вред, напротив, только пойдет на пользу. Но вообразить, что Джулия
способна смотреть на него всерьез... Бедная моя Долли, не смешите меня!
- Он надоедлив, скучен, вульгарен, и он сноб.
- Ну если он таков, не кажется ли вам тем более странным, чтобы Джулия
могла им увлечься?
- Только женщина знает, на что способна другая женщина.
- Неплохая реплика, Долли. Мы закажем вам следующую пьесу. Давайте
выясним все до конца. Вы можете положа руку на сердце утверждать, что у
Джулии роман с Томом?
Долли взглянула Майклу в лицо. В ее глазах была мука. Хотя сперва она
только смеялась, слушая, что ей рассказывают о Джулии, она была не в
состоянии полностью подавить сомнения, все больше обуревавшие ее. Ей
вспоминались десятки мелких подробностей, на которые она в свое время не
обращала внимания, но которые, если хладнокровно на них посмотреть,
выглядели очень и очень подозрительно. Она не думала, что можно так
терзаться. Доказательства? У нее не было никаких доказательств, лишь
интуиция, которая никогда не обманывала ее. Долли хотелось ответить "да",
это желание казалось неудержимым, но Долли пересилила себя. Она не могла
предать Джулию. Вдруг этот дурак Майкл пойдет и все ей выложит? Джулия
больше никогда в жизни не станет с ней разговаривать. Вдруг установит за
Джулией слежку и поймает ее на месте преступления?! Кто знает, что может
случиться, если она, Долли, скажет ему правду.
- Нет, не могу.
Слезы переполнили глаза Долли и покатились по массивным щекам. Майкл
видел, что она страдает. Он считал ее комичной, но понимал, что горе ее
неподдельно и, будучи по натуре добрым, принялся ее утешать:
- Ну, вот видите. Вы же знаете, как хорошо Джулия к вам относится,
право, не надо ревновать ее к другим друзьям.
- Бог свидетель, мне ничего для нее не жалко, - всхлипнула Долли. - Она
так изменилась ко мне за последнее время. Стала так холодна. Я всегда была
ей верным другом, Майкл.
- Да, дорогая, я в этом не сомневаюсь.
- "Служи я небесам хоть вполовину с таким усердьем, как служил
монарху..." [Вильям Шекспир, "Генрих VIII"]
- Ну, полно, полно, не так уж все плохо, как кажется. Вы знаете, я не
из тех людей, что обсуждают свою жену с другими. Я всегда считал это
ужасно дурным тоном. Но, честно говоря, вам неизвестно о Джулии самого
главного. Физическая любовь для нее ничто. Когда мы только поженились -
другое дело. И могу вам признаться - ведь все это было так давно, - что
мне тогда нелегко пришлось. Я не хочу сказать, что она была нимфоманкой
или что-нибудь в этом роде, но порой она бывала немного утомительной.
Постель, конечно, вещь по-своему неплохая, но в жизни существует еще
многое другое. К счастью, после рождения Роджера она совершенно
переменилась. Стала куда более уравновешенной. Все ее инстинкты ушли в
игру. Вы читали Фрейда, Долли, как он это называет, когда так происходит?
- Ах, Майкл, что мне до Фрейда!
- Сублимация, вот как. Я часто думаю: потому-то она и стала такой
великолепной актрисой. Актерская игра - такое дело, которое требует всего
твоего времени, и если хочешь чего-нибудь достичь, надо отдавать себя
целиком. Меня просто возмущает наша публика: думают, что актеры и актрисы
черт знает чем занимаются. Да у нас для этого просто нет времени.
Слова Майкла так рассердили Долли, что помогли взять себя в руки.
- Но, Майкл, пусть мы с вами и знаем, что Джулия не совершает ничего
дурного, то, что она повсюду разгуливает с этим жалким мальчишкой, очень
вредит ее репутации. В конце концов примерная супружеская жизнь была одним
из ваших самых верных козырей. Все вас уважали. Зрителям было приятно
думать о том, какая вы преданная и дружная пара.
- Но мы такие и есть, черт побери!
Долли начала терять терпение.
- Говорю вам, по городу ходят сплетни. Вы же не глупы. Неужели вы не
понимаете, что иначе и быть не может. Я хочу сказать, если бы она заводила
один скандальный роман за другим, никто бы теперь и внимания не обратил,
но после примерного поведения в течение стольких лет вдруг так
сорваться... Естественно, начались пересуды. Это может повредить театру.
Майкл кинул на нее быстрый взгляд.
- Я понимаю, о чем вы толкуете, Долли. В ваших словах, пожалуй, что-то
есть, и при создавшихся обстоятельствах вы имеете полное право так
говорить. Вы так нам помогли, когда мы начинали, мне крайне неприятно
теперь вас подводить. Знаете, что я предлагаю? Я откуплю у вас пай.
- Откупите у меня пай?
Долли выпрямилась. Ее лицо, еще минуту назад искаженное горем и
тревогой, окаменело. Она была объята негодованием. А Майкл вкрадчиво
продолжал:
- Я вижу, куда вы клоните. Если Джулия будет болтаться черт знает где
целыми ночами, это скажется на ее исполнении. С этим не приходится
спорить. У Джулии есть забавные поклонницы. На дневные спектакли приходит
куча старых дам, потому что они считают ее такой милой добропорядочной
женщиной. Не могу отрицать - если ей начнут перемывать косточки, это может
отразиться на сборах. Я знаю Джулию достаточно хорошо; она не допустит
никакого вмешательства в свою жизнь. Я ее муж и должен с этим мириться. Вы
- нет. Я не стану вас порицать, если вы захотите выйти из предприятия,
пока оно еще на мази.
Долли насторожилась. Она была далеко не глупа и в деловых вопросах
вполне могла потягаться с Майклом. Гнев вернул ей самообладание.
- Я думала, что после стольких лет знакомства, Майкл, вы знаете меня
лучше. Я считала своим долгом вас предупредить, но меня не испугаешь
превратностями судьбы. Я не из тех, кто бежит с тонущего корабля. Осмелюсь
сказать, я скорее могу позволить себе потерять деньги, чем вы.
Долли с большим удовольствием наблюдала, как у Майкла вытянулось лицо.
Она знала, как много значат для него деньги, и надеялась, что ее слова
крепко засядут у него в голове. Майкл быстро овладел собой.
- Что ж, подумайте еще, Долли.
Она взяла сумочку, и они расстались со взаимными заверениями в любви и
пожеланиями удачи.
- Старая ведьма, - произнес Майкл, когда за Долли закрылась дверь.
- Старый осел, - произнесла Долли, спускаясь в лифте.
Но когда она села в свой великолепный и очень дорогой лимузин и
вернулась к себе на Монтегью-сквер, она не смогла сдержать горьких и
жгучих слез. Долли чувствовала себя старой, одинокой, несчастной. Она
отчаянно ревновала.

 

Информационный поиск по сайту

Искать на сайте в разделах:
Психология Этикет Имена Статьи Блоги Афоризмы Книги Красота и здоровье
 

Знакомства в городе

случайный выбор (познакомиться в городах)